yucca: (Default)
Я тут запала на исторические детективы, так что вот краткая сводка:

Iain Pears: An Instance of the Fingerpost (спасибо [livejournal.com profile] leblon за наводку) - изысканная историческая драма про Англию 17 века, рассказанная последовательно с точки зрения нескольких персонажей, в духе "Расемона" представляющих совершенно разные картины происходящего. С литературной точки зрения, безусловно, лучшая вещь из этого списка. Но более увлекательной для меня оказалась другая серия про Англию:

C.J. Sansom Matthew Shardlake series - это Англия 16 века, Генриха VIII. Каждая книга следует достаточно стандартной детективной схеме, но главный герой нестандартный и привлекательный, историческая обстановка воссоздана подробно и правдоподобно, не считая, возможно, несколько более современно-гуманистических идей самого Шардлейка. Я вышла на эти книги не вполне тривиальным образом -когда мы путешествовали по Францци, нам в одной гостиница попалась забытая кем-то книга Dominion того же автора, в жанре альтернативной истории (нацисты победили в войне), тоже вполне неплохая, и ребенку очень понравилась, но не вполне того же уровня, по-моему.

Steven Saylor. Roma sub Rosa. Еще не все прочла, но эта серия демонстрирует, что не только британцы способны писать увлекательные и качественные романы, но и американцы тоже изредка. Тут действие происходит в древнем Риме, и дополнительную прелесть книгам придает тот факт, что они основаны на реальных событиях, к которым ненавязчиво добавлен вымышленный сыщик.
yucca: (Default)
Sudhir Venkatesh. Gang leader for a day : a rogue sociologist takes to the streets.
Спасибо [livejournal.com profile] yelya за наводку. Автор - индиец, родившийся в Штатах, который, будучи аспирантом в University of Chicago, решил познать жизнь черного гетто и ненароком подружился с главарем одной из банд наркоторговцев. Для незнакомых с реалиями - University of Chicago, будучи одним из лучших университетов страны, занимает островок спокойствия и благополучия, через дорогу от которого находится один из самых бедных и криминогенных районов города. После этого автор с помощью главаря банды изучал жизнь в печально известных чикагских проджектах. Очень интересное описание повседневной жизни куска третьего мира внутри первого, иначе это не назовешь. Попадаются яркие характеры, ну и бесстрашие автора впечатляет. Он занимался этим в 90-х, проджекты с тех пор вроде бы расселили, но проблема, конечно, никуда не делась.

V.S. Ramachandran, and Sandra Blakeslee. Phantoms in the brain : probing the mysteries of the human mind.
Идя по стопам Оливера Сакса (который написал к этой книге предисловие), автор, известный невролог, описывает множество интересных случаев в своей практике, но сопровождает это объяснениями того, как устроен мозг, и как повреждения мозга приводят к соответствующим неврологическим проблемам. Тоже очень интересно.

Mary Norris. Between you & me : confessions of a Comma Queen.
Коротенькие мемуары и размышления о пунктуации женщины, много лет проработавшей корректором в журнале New Yorker. Местами немного занудно, но местами очень смешно. Я подсунула эту книжку ребенку, но он не впечатлился. Он, помимо всего прочего, прирожденный корректор, все время мне долбит про runaway sentences и serial commas (запятая перед and, которую я, непривычная, все время забываю), а Норрис проводит мысль, что эти правила не должны быть такими жесткими.
yucca: (Default)
John Green. An Abundance of Katherines.

Типичный представитель класса "серьезные книжки для тинэйджеров про жизнь". Тинэйджеры в них в основном матерятся, пьют, курят траву, занимаются сексом и разговаривают за жизнь. Это относительно целомудренная книжка, в ней не очень пьют, вообще не курят, не так уж много занимаются сексом, и главное, не случается никаких трагических смертей, которые открывают оставшимся в живых персонажам на что-нибудь глаза.

Глявный герой - вундеркинд, который обнаружил, что он только вундеркинд, но не гений, заодно брошен любимой девушкой, и с горя пытается вывести формулу дейтинга. Вместе с приятелем (ответственным за юмор в книге) он случайно попадает в крохотный южный городок, где они встречают Правильных Женщин, которые направляют обоих на путь истинный. При этом они выражаются примерно так - типичный образчик стиля вышеуказанного класса.

I feel like, like, how you matter is defined by the things that matter to you. You matter as much as the things that matter to you do. And I got so backwards, trying to make myself matter to him. All this time, there were real things to care about: real, good people who care about me, and this place. It's so easy to get stuck. You just get caught in being something, being special or cool or whatever, to the point where you don't even know why you need it; you just think you do.

Но, может, это я просто стара, местной жизни не знаю, а серьезные американские тинэйджеры семнадцати годков от роду действительно так изъясняются?
yucca: (Default)
Я меж тем перечитываю Патрика О'Брайана, и получаю море удовольствия. Первый раз я его читала, когда еще не так хорошо знала английский, плюс в неправильном порядке, и продиралась сквозь множество морских терминов с большим словарем Миллера на коленях, пока до меня не дошло, что перевод mizzenmast как бизань-мачта не дает мне никакой новой информации. А сейчас я даже без всякого словаря могу понять, что это, собственно, за мачта. Ну и, кстати, нашла вот этот список, хотя я в него не особенно заглядываю, интереснее из текста пытаться понять значения. Ну и медицинские термины тоже крайне интересны.

Но любим мы, конечно, О'Брайана не только за это, а за характеры, за иронию, за неторопливость, естественность и отсутствие стандартных приключенческих роялей в кустах, а главное, за впечатление полной аутентичности, так что я регулярно забываю, что это написано в 20 веке. И вообще я хочу, как [livejournal.com profile] dimrub поплавать на паруснике, только чтоб море теплое и по-английски говорили :)

Кто-то, понимаете ли, вырос на серьезной литературе, а я лично на двух изданиях Библиотеки приключений и шеститомнике Майн Рида. И с тех пор сформулировала для себя три вещи, которые я хочу в жизни попробовать: скакать на лошади (галочка, я считаю, хотя скачкой этот неторопливый галоп, на которую мне удалось подвигнуть своего жеребца-пенсионера на аризонском ранчо, никак не назовешь, но ощущения были самые что ни на есть острые), летать на воздушном шаре (это мне муж обещал подарить на пятидесятилетие, хотя осознание, что для этого надо вставать ни свет ни заря, чуть не заставило меня вычеркнуть его из списка) и плавать на паруснике (надо поймать момент, когда ребенок еще чуть подрастет, а я еще не буду слишком старая, чтоб лазить по мачтам).
yucca: (Default)
Очередной набор фэнтези.

Joe Abercrombie, First Law series.
По степени садизма и числу трупов эта трилогия приближается к Мартину, но в отличие от холодной отстраненности Мартина, тут автор неявно, но заметно присутствует со своим современным, относительно гуманистическим взглядом. Что, возможно, делает Мартина лучшим писателем, но Аберкромби - более приятным чтением. Сюжет относительно неважен, основная сила серии в характерах.

Patrick Rothfuss, The name of the wind; The wise man's fear.
Тут все крутится вокруг похождений главного героя-вундеркинда, в основном в университете, где он изучает разную магию. Но, в общем, достаточно оригинально и увлекательно, чтоб приятно было читать. К тому же я люблю, когда главный герой не умеет драться, а побеждает всех силой ума. К сожалению, он обладает свойственной вундеркиндам заносчивостью и в конце концов учится драться, но книгу спасает тот факт, что все это рассказывает сам герой, оказавшийся через годы в совсем не такой завидной позиции. Надеюсь, что в третьей, еще не написанной книге нам, наконец, расскажут, как он там оказался. Это единственная из трех достаточно вегетарианская серия, чтоб я без сомнений подсунула ее ребенку. Он, правда, честно сообщил, что сексуальные сцены пропускал, скучно. Их там, впорочем, немного, и они достаточно целомудренны.

Scott Lynch. The lies of Locke Lamora.
Плутовской роман высокого класса, хотя по сравнению с классикой жанра, конечно, мрачноват и довольно жесток, и происходит в выдуманном мире, слегка напоминающем средневековую Венецию. Но в остальном и сюжет, и характеры мне очень понравились, да и юмора достаточно. Заказала в библиотеке две следующие книги. Единственная претензия - надеюсь, туманные намеки на загадочную романтическую историю дальше, наконец, будут раскрыты. Не то чтобы мне очень нужны романтические истории, но нехорошо, когда ружье всю книгу висит и не стреляет.

Как всегда, буду по гроб жизни благодарна за наводки на такого рода литературу на русском языке. Лучшее, что мне пока попалось - это "Ключ от королевства" Дяченков. Взрослые их произведения, которые мне попались ("Пещера" и "Магам можно все") тоже вполне ничего, но ребенок такое читать не будет, ему нужны классические приключения.
yucca: (Default)
Это, может быть, не всем очевидно, но мое любимое занятие - сидеть на диване, грызть семечки и читать какую-нибудь увлекательную книжку с приключениями. Да, семечки. Да, второго Хоббита я тоже посмотрела не без удовольствия, хотя первый мне больше понравился. Для тех, кто еще не пролистал этот пост с презрением, я могу сделать небольшой обзор фэнтези, прочитанной в последнее время.

Во-первых, дочитав последние тома Wheel of Time, написанные Брендоном Сандерсоном, я стала читать этого автора все подряд, и с большим удовольствием. Он написал много взрослых книжек и парочку серий для подростков, которые, конечно, попроще, но тоже очень симпатичные. Идеи, на которых держатся его миры, нестандартны и поначалу кажутся малость безумными и высосанными из пальца, но к ним быстро привыкаешь. Увлекательность, хороший язык, симпатичные персонажи, а также отсутствие излишнего натурализма, садизма и секса ради секса - что еще нужно, чтоб можно было с удовольствием читать и обсуждать с ребенком одну и ту же книгу. The Way of Kings, первая книга его последней серии, показалась мне значительно лучше остальных, к тому же в ней фигурирует один из самых привлекательных героев, которых я вообще когда-либо в фэнтези встречала.

Другие прочитанные книги:
Daniel Abraham. A Shadow in Summer. A betrayal in winter.
Интересная и нестандартная идея, но исполнение хромает. Первая книга большей частью посвящена всяким душевным страданиям героев, причем не особенно убедительным. Вторая книга оказалась лучше, но дальше мне читать уже не захотелось.

Lian Hearn. Tales of the Otori.
Действие происходит в выдуманной стране, стилизованной под средневековую Японию, где только одному клану даны сверхъестественные способности. Стилизация весьма убедительная, да и вообще хорошо написан, драматично и увлекательно. Хотя книга в общем невеселая. Но можно остановиться после третьей книги, тогда будет некий промежуточный хэппи-энд, а в четвертой книге это сменяется своего рода греческой трагедией.

Jasper Fforde. The Last Dragonslayer.
Детская или подростковая книжка, очень милая и смешная. Взрослые его книги тоже хороши, хотя через некоторое время надоедают. Но, к сожалению, взрослые книги ребенок пока не оценит, там надо как-то в литературе разбираться, а это в самый раз.
yucca: (Default)
Взяла в библиотеке последнюю книжку Эко, и решила по этому поводу перечитать "Имя розы". Я его читала очень давно и по-русски, а сейчас прочла по-английски и решила бегло сравнить переводы. Увы, все же у английского языка было то же средневековье, а у русского совсем другое. В результате на русском получился странный гибрид из церковнославянского и латыни. Причем рассказчик начинает повествование в заметно архаическом стиле, потом быстро оставляет от него только отдельные словечки вроде "сей" и в конце концов полностью про них забывает. А латинские вставки, конечно, в итальянском тексте выглядят более естественно, чем в английском, и принципиально более естественно, чем в русском. Плюс, например, Сальваторе разговаривает на забавной смеси латыни, испанского, провансальского и итальянского (в оригинале, английского в переводе); в русском переводе это полностью потеряно. Можно ли это все как-то лучше воспроизвести по-русски, я не знаю; возможно, за 25 лет, прошедших со времени первого русского издания, которое стоит у меня на полке, появлялись еще какие-то переводы?

К сожалению, в отличие от советских издателей, которые добросовестно переводили все иностранные вкрапления в тексте, а также снабжали его разъясняющими сносками, иногда даже чрезмерными, американские (и не только, я полагаю) издатели предпочитают на такую ерунду не тратить деньги, а если читатель не знает латыни - сам виноват.
yucca: (Default)
Barbara Kingsolver. The Poisonwood Bible.
Книга о том, как упертый миссионер, его жена и четыре очень разные дочки поехали в Бельгийское Конго перед провозглашением его независимости, и что из этого вышло (ничего хорошего).
Хорошо написанная книга, не ожидала, честно говоря. Да, там явный феминистский и политический уклон, и тяжелый комплекс вины белого человека. Ну так, между прочим, есть за что. Понятно, что люди, выросшие в Советском Союзе, имя "Патрис Лумумба" не могут воспринимать серьезно, а очень жаль, я бы не отказалась получше понять, что происходило и происходит в Африке, и почему. Но это только в конце там политика, а большая часть книги посвящена описанию характеров и столкновению двух образов жизни.

R.J.Stern. Goldman's Theorem.
Автор - математик, нынче в Монреале, и пишет, естественно, про жизнь математиков. Довольно живо написано, я опять-таки ожидала худшего. Очень забавно, что математики, судя по этой книге, почти все поголовно выдающиеся спортсмены. Но автор, как меня заверили, действительно спортсмен, так что он, наверно, и общается с другими такими же. Особенно умилил меня эпизод, когда парочка физиков-каратистов обращает в бегство группу агрессивных реднеков. Ну просто так и видишь, как автор, ехидно ухмыляясь, изливает на бумагу сцену, которую он в бытность свою неуклюжим очкастым нердом неоднократно прокрутил в воображении.
yucca: (Default)
Barbara Kingsolver. The Poisonwood Bible.
Книга о том, как упертый миссионер, его жена и четыре очень разные дочки поехали в Бельгийское Конго перед провозглашением его независимости, и что из этого вышло (ничего хорошего).
Хорошо написанная книга, не ожидала, честно говоря. Да, там явный феминистский и политический уклон, и тяжелый комплекс вины белого человека. Ну так, между прочим, есть за что. Понятно, что люди, выросшие в Советском Союзе, имя "Патрис Лумумба" не могут воспринимать серьезно, а очень жаль, я бы не отказалась получше понять, что происходило и происходит в Африке, и почему. Но это только в конце там политика, а большая часть книги посвящена описанию характеров и столкновению двух образов жизни.

R.J.Stern. Goldman's Theorem.
Автор - математик, нынче в Монреале, и пишет, естественно, про жизнь математиков. Довольно живо написано, я опять-таки ожидала худшего. Очень забавно, что математики, судя по этой книге, почти все поголовно выдающиеся спортсмены. Но автор, как меня заверили, действительно спортсмен, так что он, наверно, и общается с другими такими же. Особенно умилил меня эпизод, когда парочка физиков-каратистов обращает в бегство группу агрессивных реднеков. Ну просто так и видишь, как автор, ехидно ухмыляясь, изливает на бумагу сцену, которую он в бытность свою неуклюжим очкастым нердом неоднократно прокрутил в воображении.
yucca: (Default)
Меир Шалев. Эсав.
"Русский роман" мне понравился, но эта книга практически довела до слез. Переплетение повседневной жизни с мифом и историей - знакомый мотив, но мне прозвучала тут чисто еврейская тоска от невозможности вырваться из этого переплетения. Ни любовь тут не поможет, ни бегство. Стиль романа тоже совершенно завораживает (отдельное спасибо переводчикам). В общем, давно я не читала ничего подобного, а если вы мне скажете, что это оттого, что я вообще давно не читала ничего, кроме детских книжек и журналов, то и это будет правдой, но тогда я потребую предъявить список подобного, и немедленно.
yucca: (Default)
Меир Шалев. Эсав.
"Русский роман" мне понравился, но эта книга практически довела до слез. Переплетение повседневной жизни с мифом и историей - знакомый мотив, но мне прозвучала тут чисто еврейская тоска от невозможности вырваться из этого переплетения. Ни любовь тут не поможет, ни бегство. Стиль романа тоже совершенно завораживает (отдельное спасибо переводчикам). В общем, давно я не читала ничего подобного, а если вы мне скажете, что это оттого, что я вообще давно не читала ничего, кроме детских книжек и журналов, то и это будет правдой, но тогда я потребую предъявить список подобного, и немедленно.

книги

Aug. 4th, 2009 10:49 am
yucca: (Default)
Rick Riordan. Percy Jackson series.
Юзеру [livejournal.com profile] bravchick выносится благодарность за книжки Риордана о Перси Джексоне. В путешествие я купила 4 книги из этой серии, и ребенок прочел их там раза по два-три, а дома еще разок перечитал все сначала плюс пятую, которую получил на день рождения. В результате он очень заинтересовался мифологией, хотя раньше уже читал какие-то книжки по мифологии. Я ему подсунула Куна, но энтузиазма пока не наблюдается. Я тоже прочла эту серию с удовольствием. Но не Гарри Поттер, нет.

Khaleed Hosseini. The Thousand Splendid Suns.
Про тяжелую жизнь афганских женщин в последние десятилетия. Помню, в детстве я нашла на даче роман Лукницкого "Ниссо", тоже про тяжелую жизнь восточной женщины, в конце, естественно, приходит советская власть со счастливым концом. Очень на меня этот роман тогда произвел впечатление. Роман Хуссейни, правда, менее идеологизированный. Относительно счастливый конец наступает с приходом американцев, но у власти, не забывает подметить автор, оказываются те же типы, которые уже перебили кучу народа.
Социализм, пожалуй, был бы наименьшим злом для среднеазиатских стран - проблема в том, что с распадом СССР он не мог удержаться. Насколько возможна модернизация с помощью Запада, не знаю, пока что американцы предпочитают сначала наломать дров, а потом неторопливо делать вид, что все налаживают. В общем, афганцев очень жалко. Книга, правда, имеет не столько литературную ценность, сколько этнографическую, но я очень приветствую такие книги и возможность представить себе другую культуру "с человеческим лицом", а не как абстрактный образ диких мужиков в тюрбанах и с автоматами.

книги

Aug. 4th, 2009 10:49 am
yucca: (Default)
Rick Riordan. Percy Jackson series.
Юзеру [livejournal.com profile] bravchick выносится благодарность за книжки Риордана о Перси Джексоне. В путешествие я купила 4 книги из этой серии, и ребенок прочел их там раза по два-три, а дома еще разок перечитал все сначала плюс пятую, которую получил на день рождения. В результате он очень заинтересовался мифологией, хотя раньше уже читал какие-то книжки по мифологии. Я ему подсунула Куна, но энтузиазма пока не наблюдается. Я тоже прочла эту серию с удовольствием. Но не Гарри Поттер, нет.

Khaleed Hosseini. The Thousand Splendid Suns.
Про тяжелую жизнь афганских женщин в последние десятилетия. Помню, в детстве я нашла на даче роман Лукницкого "Ниссо", тоже про тяжелую жизнь восточной женщины, в конце, естественно, приходит советская власть со счастливым концом. Очень на меня этот роман тогда произвел впечатление. Роман Хуссейни, правда, менее идеологизированный. Относительно счастливый конец наступает с приходом американцев, но у власти, не забывает подметить автор, оказываются те же типы, которые уже перебили кучу народа.
Социализм, пожалуй, был бы наименьшим злом для среднеазиатских стран - проблема в том, что с распадом СССР он не мог удержаться. Насколько возможна модернизация с помощью Запада, не знаю, пока что американцы предпочитают сначала наломать дров, а потом неторопливо делать вид, что все налаживают. В общем, афганцев очень жалко. Книга, правда, имеет не столько литературную ценность, сколько этнографическую, но я очень приветствую такие книги и возможность представить себе другую культуру "с человеческим лицом", а не как абстрактный образ диких мужиков в тюрбанах и с автоматами.
yucca: (Default)
Julia Navarro. Hermandad De La Sabana Santa (Братство святой плащаницы).
Историко-криминальная проза о тайных обществах, соперничающих за обладание туринской плащаницы, и интеллектуальных сыщиках, которые идут по их следам. Легкочитаемо и забавно, изучающим испанский рекомендую. Только вот почему все же испанские писатели так суровы и ни за что не сделают нормальный человеческий хэппи-энд?

Irvin Yalom. When Nietzsche Wept.
Рассказ о вымышленной встрече двух исторических фигур - Фридриха Ницше и Йозефа Брейера, одного из основателей психоанализа, при активном участии молодого Зигмунда Фрейда. Автор - профессор психиатрии в Стэнфорде. И если вы думаете, что такая книга не может быть легкой и увлекательной, то вы ошибаетесь.
yucca: (Default)
Julia Navarro. Hermandad De La Sabana Santa (Братство святой плащаницы).
Историко-криминальная проза о тайных обществах, соперничающих за обладание туринской плащаницы, и интеллектуальных сыщиках, которые идут по их следам. Легкочитаемо и забавно, изучающим испанский рекомендую. Только вот почему все же испанские писатели так суровы и ни за что не сделают нормальный человеческий хэппи-энд?

Irvin Yalom. When Nietzsche Wept.
Рассказ о вымышленной встрече двух исторических фигур - Фридриха Ницше и Йозефа Брейера, одного из основателей психоанализа, при активном участии молодого Зигмунда Фрейда. Автор - профессор психиатрии в Стэнфорде. И если вы думаете, что такая книга не может быть легкой и увлекательной, то вы ошибаетесь.
yucca: (Default)
Carlos Ruiz Zafon. La sombra del viento. (Тень ветра)

У меня заняло много времени продраться через все 500 страниц этой книги в оригинале, но сюжет был достаточно увлекательным для того, чтоб я все же не бросила это занятие. Мелодрама-детектив-триллер, все это перемешано на фоне Барселоны 50-х, в которой постоянно идет если не дождь, то снег, а взгляд на Монжуик вызывает мысли не о садах и музеях, а о тюрьмах и расстрелах. Общая атмосфера романа мне показалась чисто по-испански мрачной, легким и приятным чтением я бы его не назвала, несмотря на жанр. Впрочем, легким чтением трудно назвать книгу, где после каждого предложения мне приходилось лезть в словарь, да еще половины этих слов в словаре не оказывалось. Это означает богатый язык, я полагаю. Но в общем, оно того стоило.

А все же интересно, откуда берутся национальные характеры? Почему испанцев мы считаем мрачными и суровыми, а итальянцев - веселыми и легкомысленными? История вроде бы у тех и у других достаточно кровавая, религия та же самая, климат похожий.
yucca: (Default)
Carlos Ruiz Zafon. La sombra del viento. (Тень ветра)

У меня заняло много времени продраться через все 500 страниц этой книги в оригинале, но сюжет был достаточно увлекательным для того, чтоб я все же не бросила это занятие. Мелодрама-детектив-триллер, все это перемешано на фоне Барселоны 50-х, в которой постоянно идет если не дождь, то снег, а взгляд на Монжуик вызывает мысли не о садах и музеях, а о тюрьмах и расстрелах. Общая атмосфера романа мне показалась чисто по-испански мрачной, легким и приятным чтением я бы его не назвала, несмотря на жанр. Впрочем, легким чтением трудно назвать книгу, где после каждого предложения мне приходилось лезть в словарь, да еще половины этих слов в словаре не оказывалось. Это означает богатый язык, я полагаю. Но в общем, оно того стоило.

А все же интересно, откуда берутся национальные характеры? Почему испанцев мы считаем мрачными и суровыми, а итальянцев - веселыми и легкомысленными? История вроде бы у тех и у других достаточно кровавая, религия та же самая, климат похожий.
yucca: (Default)
James Clavell. Noble House.

Толстенный кирпич, увлекательно, как обычно у Клавелла, описывающий почти что либертарианский рай - Гонконг 60-х годов 20 века. В либертарианском рае, естественно, вместо правительства всем заправляют несколько главных бизнесменов и мафия, и все тыщу двести страниц они явно и подпольно взаимодействуют между собой, а также с американцами, полицией, контрразведкой, советскими и китайскими шпионами.

Веселее всего про советских шпионов. Такое впечатление, что у Клавелла было два консультанта по русским вопросам, и только один из них адекватный. Например, там фигурирует белоэмигрант, которого зовут Alexi Travkin. Ладно, пусть будет Алекси, нам ли не знать, во что могут преобразовываться русские имена в англоязычных странах. Тем более что еще некоторое число вполне аутентичных русских имен и других слов типа golubchik в книге присутствует. Но оставшуюся в России жену бедного Алекси зовут почему-то Nesterova Mikail. Он так ее и вспоминает: моя дорогая Nesterova Mikail. А потом он узнает, что она вскоре после его побега родила ему сына и назвала его в честь дедушки - Петр Иванович. Сам эмигрант вообще бывший карагандинский князь, карагандинский, видимо, потому что автор явно путает казахов и казаков. А пароход, привезший всех шпионов, называется Sovetsky Ivanov. И наконец, в трудных ситуациях шпионы ругаются страшным словом Matyeryebyets. В общем, у меня возникло желание поймать какого-нибудь китайца и спросить, что он думает про отраженные в книге китайские реалии.
yucca: (Default)
James Clavell. Noble House.

Толстенный кирпич, увлекательно, как обычно у Клавелла, описывающий почти что либертарианский рай - Гонконг 60-х годов 20 века. В либертарианском рае, естественно, вместо правительства всем заправляют несколько главных бизнесменов и мафия, и все тыщу двести страниц они явно и подпольно взаимодействуют между собой, а также с американцами, полицией, контрразведкой, советскими и китайскими шпионами.

Веселее всего про советских шпионов. Такое впечатление, что у Клавелла было два консультанта по русским вопросам, и только один из них адекватный. Например, там фигурирует белоэмигрант, которого зовут Alexi Travkin. Ладно, пусть будет Алекси, нам ли не знать, во что могут преобразовываться русские имена в англоязычных странах. Тем более что еще некоторое число вполне аутентичных русских имен и других слов типа golubchik в книге присутствует. Но оставшуюся в России жену бедного Алекси зовут почему-то Nesterova Mikail. Он так ее и вспоминает: моя дорогая Nesterova Mikail. А потом он узнает, что она вскоре после его побега родила ему сына и назвала его в честь дедушки - Петр Иванович. Сам эмигрант вообще бывший карагандинский князь, карагандинский, видимо, потому что автор явно путает казахов и казаков. А пароход, привезший всех шпионов, называется Sovetsky Ivanov. И наконец, в трудных ситуациях шпионы ругаются страшным словом Matyeryebyets. В общем, у меня возникло желание поймать какого-нибудь китайца и спросить, что он думает про отраженные в книге китайские реалии.
yucca: (Default)
Сначала я включила во френды [livejournal.com profile] polenova, а потом уже прочла ее повесть "Друг мой, дружочек". Культурные люди вроде бы должны делать наоборот. Очень нежная и грустная книга. Меня часто раздражает сентиментальность, но тут я сначала проглотила повесть в один присест, а потом уже сообразила, что она сентиментальная, женская, ну и еще можно таких же эпитетов подобрать, если захотеть. Но когда хорошо написано, то подбирать не хочется.
Page generated Jul. 28th, 2017 10:49 am
Powered by Dreamwidth Studios