yucca: (Default)
Уважаемый [livejournal.com profile] arbat предложил мне нeдавно спросить у израильтян, как они оценивают свою социализированную медицину. Моя бабушка, которй не так давно сделали операцию на сердце, оценивает ее весьма положительно. Но мнение других израильтян тоже интересно было бы услышать.

По поводу «как нам реорганизовать медицину» копья в Америке ломают уже очень давно и без особых результатов. Мелкие усовершенствования происходят, но они не удовлетворяют ни тех, кто считает, что надо перейти на единую государсвенную страховку по образцу большей части цивилизованного мира, ни тех, кто, наоборот, утверждает, что приватизация всего и вся – единственный путь к прогрессу. Что я думаю по этому поводу:
Read more... )
yucca: (Default)
Уважаемый [livejournal.com profile] arbat предложил мне нeдавно спросить у израильтян, как они оценивают свою социализированную медицину. Моя бабушка, которй не так давно сделали операцию на сердце, оценивает ее весьма положительно. Но мнение других израильтян тоже интересно было бы услышать.

По поводу «как нам реорганизовать медицину» копья в Америке ломают уже очень давно и без особых результатов. Мелкие усовершенствования происходят, но они не удовлетворяют ни тех, кто считает, что надо перейти на единую государсвенную страховку по образцу большей части цивилизованного мира, ни тех, кто, наоборот, утверждает, что приватизация всего и вся – единственный путь к прогрессу. Что я думаю по этому поводу:
Read more... )
yucca: (Default)
Ленивая дискуссия, расист ли тот, кто не пойдет к "черному" врачу удалять аппендицит.

Так вот, Саша, между прочим, три года преподавал математику в университете штата Мичиган, том самом, который дошел аж до Верховного суда, защищая свое право на affirmative action. А до этого еще дольше - в университете штата Огайо. И он говорит, что средний чернокожий студент в Мичигане гораздо лучше, чем средний белый студент в Огайо. Потому что это один из лучших университетов в стране, и там могут себе позволить отбирать достойных абитуриентов любого цвета.

Мораль: выбирая врача, не смотрите на его цвет кожи и другие особые приметы, а спросите, где он учился.

P.S. А еще у Саши в Мичигане был один студент, который был не только негром, но и спортсменом и гомосексуалистом впридачу, то есть его вообще должны были принять вне конкурса. И при этом очень хорошо учился, вот какой парадокс.
yucca: (Default)
Ленивая дискуссия, расист ли тот, кто не пойдет к "черному" врачу удалять аппендицит.

Так вот, Саша, между прочим, три года преподавал математику в университете штата Мичиган, том самом, который дошел аж до Верховного суда, защищая свое право на affirmative action. А до этого еще дольше - в университете штата Огайо. И он говорит, что средний чернокожий студент в Мичигане гораздо лучше, чем средний белый студент в Огайо. Потому что это один из лучших университетов в стране, и там могут себе позволить отбирать достойных абитуриентов любого цвета.

Мораль: выбирая врача, не смотрите на его цвет кожи и другие особые приметы, а спросите, где он учился.

P.S. А еще у Саши в Мичигане был один студент, который был не только негром, но и спортсменом и гомосексуалистом впридачу, то есть его вообще должны были принять вне конкурса. И при этом очень хорошо учился, вот какой парадокс.
yucca: (Default)
Не помню кто в The New Republic пытается объяснить, почему республиканцы раньше были за сбалансированный бюджет, а сейчас за сокращение налогов. На самом деле, говорит он, они за сокращение правительства, как республиканцам и положено. Только сейчас никто им не позволит сокращать таких священных коров среднего класса как Medicare и Social Security. Поэтому они специально наращивают дефицит, чтобы потом, когда он вызовет проблемы, сократить их как бы вынужденно для очередной попытки сбалансировать бюджет.
Не знаю, насколько это правда, но более логичного объяснения я еще не слышала.
yucca: (Default)
Не помню кто в The New Republic пытается объяснить, почему республиканцы раньше были за сбалансированный бюджет, а сейчас за сокращение налогов. На самом деле, говорит он, они за сокращение правительства, как республиканцам и положено. Только сейчас никто им не позволит сокращать таких священных коров среднего класса как Medicare и Social Security. Поэтому они специально наращивают дефицит, чтобы потом, когда он вызовет проблемы, сократить их как бы вынужденно для очередной попытки сбалансировать бюджет.
Не знаю, насколько это правда, но более логичного объяснения я еще не слышала.
yucca: (Default)
DENVER — Colorado appears on its way to joining 31 other states that require students to say the Pledge of Allegiance.
...
Last year, then-Gov. Jesse Ventura vetoed a requirement for Minnesota students to recite the pledge, saying it wasn't necessary to force patriotism on people.

Several lawmakers made that argument Thursday.

"We're sending a clear message here that we're going to force patriotism," said Rep. Mark Larson, R-Cortez.
yucca: (Default)
DENVER — Colorado appears on its way to joining 31 other states that require students to say the Pledge of Allegiance.
...
Last year, then-Gov. Jesse Ventura vetoed a requirement for Minnesota students to recite the pledge, saying it wasn't necessary to force patriotism on people.

Several lawmakers made that argument Thursday.

"We're sending a clear message here that we're going to force patriotism," said Rep. Mark Larson, R-Cortez.
yucca: (Default)
"The images you are seeing on television you are seeing over and over and over. And it's the same picture of some person walking out of some building with a vase. And you see it 20 times. And you think, my goodness, were there that many vases?" Rumsfeld told reporters. "Is it possible that there were that many vases in the whole country?"
yucca: (Default)
"The images you are seeing on television you are seeing over and over and over. And it's the same picture of some person walking out of some building with a vase. And you see it 20 times. And you think, my goodness, were there that many vases?" Rumsfeld told reporters. "Is it possible that there were that many vases in the whole country?"
yucca: (Default)
Тут обсуждалось, интеллектуал ли Буш.

Я не думаю, что президенту необходимо быть рафинированным интеллигентом и красноречивым, как Демосфен и Черчилль, вместе взятые. Но в отношении красноречия любопытна выдержка из совместной пресс-конференции Буша и Блэра.

Q... could I ask you both -- you both talked about the history, the justness of the cause that you believe that this war is. Why is it then, that if you go back to that history, if you go back over the last century or, indeed, recent conflicts in your political careers, you have not got the support of people who have been firm allies, like the French, like the Germans, like the Turkish? Why haven't you got their support?

THE PRESIDENT: We've got a huge coalition. As a matter of fact, the coalition that we've assembled today is larger than one assembled in 1991 in terms of the number of nations participating. I'm very pleased with the size of our coalition.

I was down yesterday at CENTCOM and met with many of the generals from the countries represented in our coalition, and they're proud to be side-by-side with our allies. This is a vast coalition that believes in our cause, and I'm proud of their participation.

Q They're not Western allies. Why not?

THE PRESIDENT: We have plenty of Western allies. We've got -- I mean, we can give you the list. Ally after ally after ally has stood with us and continues to stand with us. And we are extremely proud of their participation.

PRIME MINISTER BLAIR:

...And the reason why I think it is important to recognize the strength of our alliance -- yes, there are countries that disagree with what we are doing. I mean, there's no point in hiding it; there's been a division. And you obviously have to take and go and ask those other countries why they're not with us, and they will give you the reasons why they disagree. But I think what is important is to bear in mind two things. First of all, there are an immense number of countries that do agree with us. I mean, I hear people constantly say to me, Europe is against what you're doing. That is not true. There is a part of Europe that is against what we are doing. There are many existing members of the European Union, and virtually all the new members of the European Union, that strongly support what we are doing. So there is a division, but we have many allies.

And the second point I'd make is this, that I understand why people hesitate before committing to conflict and to war. War is a brutal and a bloody business. But we are faced with the situation where Saddam Hussein has been given 12 years to disarm voluntarily of weapons of mass destruction, that the whole of the international community accepts is a threat, and he has not done so. Instead, what we have had is 12 years in which he has remained in power with these weapons intact and brutalized his own people.

Now, we felt we had come to the point where if we wanted to take a stand against what I believe to be the dominant security threat of our time -- which is the combination of weapons of mass destruction in the hands of unstable, repressive states and terrorist groups -- if we wanted to take a stand, then we had to act. And we went through the diplomatic process. We tried to make the diplomatic process work, but we weren't able to do so.

And the other reason why I think it is important that we act, and why, indeed, we have many, many allies, is because people do know that this is a brutal regime. That is not the reason for us initiating this action -- that is in relation to weapons of mass destruction. But it is a reason why, if we do so, as we are doing, we do so in the full knowledge that we are, indeed, going to bring a better future for the Iraqi people.

And if you just want one statistic -- although statistics I'm afraid never have the same emotional appeal as pictures, but we don't see these pictures of what has happened in Iraq in the past -- but just one statistic: Over the past five years, 400,000 Iraqi children under the age of five died of malnutrition and disease, preventively, but died because of the nature of the regime under which they are living. Now, that is why we're acting.

And, yes, there are divisions in the international community. There are many people on our side, there are those that oppose us. But that is for us, I'm afraid --

Q -- why do they --

PRIME MINISTER BLAIR: Well, I'm afraid, Adam, that is a question to ask to other people, as well as to us. All I can tell you is why we are acting and why we believe our cause to be just. And, yes, at the end of this whole process, we need to go back over it and ask why this has happened. But I simply say to you that if the world walks away from the security threat facing us, and if we back down and take no action against Saddam, think of the signal that would have sent right across the world to every brutal dictator, to every terrorist group.

Now, we believe that we had to act. Others have disagreed. As I say, at some point, we will have to come back and we'll have to discuss how the disagreement arose. But I have no doubt that we're doing the right thing. I have no doubt that our cause is just, and I have no doubt that, were we to walk away from this conflict at this time, we would be doing a huge disservice to future generations.
yucca: (Default)
Тут обсуждалось, интеллектуал ли Буш.

Я не думаю, что президенту необходимо быть рафинированным интеллигентом и красноречивым, как Демосфен и Черчилль, вместе взятые. Но в отношении красноречия любопытна выдержка из совместной пресс-конференции Буша и Блэра.

Q... could I ask you both -- you both talked about the history, the justness of the cause that you believe that this war is. Why is it then, that if you go back to that history, if you go back over the last century or, indeed, recent conflicts in your political careers, you have not got the support of people who have been firm allies, like the French, like the Germans, like the Turkish? Why haven't you got their support?

THE PRESIDENT: We've got a huge coalition. As a matter of fact, the coalition that we've assembled today is larger than one assembled in 1991 in terms of the number of nations participating. I'm very pleased with the size of our coalition.

I was down yesterday at CENTCOM and met with many of the generals from the countries represented in our coalition, and they're proud to be side-by-side with our allies. This is a vast coalition that believes in our cause, and I'm proud of their participation.

Q They're not Western allies. Why not?

THE PRESIDENT: We have plenty of Western allies. We've got -- I mean, we can give you the list. Ally after ally after ally has stood with us and continues to stand with us. And we are extremely proud of their participation.

PRIME MINISTER BLAIR:

...And the reason why I think it is important to recognize the strength of our alliance -- yes, there are countries that disagree with what we are doing. I mean, there's no point in hiding it; there's been a division. And you obviously have to take and go and ask those other countries why they're not with us, and they will give you the reasons why they disagree. But I think what is important is to bear in mind two things. First of all, there are an immense number of countries that do agree with us. I mean, I hear people constantly say to me, Europe is against what you're doing. That is not true. There is a part of Europe that is against what we are doing. There are many existing members of the European Union, and virtually all the new members of the European Union, that strongly support what we are doing. So there is a division, but we have many allies.

And the second point I'd make is this, that I understand why people hesitate before committing to conflict and to war. War is a brutal and a bloody business. But we are faced with the situation where Saddam Hussein has been given 12 years to disarm voluntarily of weapons of mass destruction, that the whole of the international community accepts is a threat, and he has not done so. Instead, what we have had is 12 years in which he has remained in power with these weapons intact and brutalized his own people.

Now, we felt we had come to the point where if we wanted to take a stand against what I believe to be the dominant security threat of our time -- which is the combination of weapons of mass destruction in the hands of unstable, repressive states and terrorist groups -- if we wanted to take a stand, then we had to act. And we went through the diplomatic process. We tried to make the diplomatic process work, but we weren't able to do so.

And the other reason why I think it is important that we act, and why, indeed, we have many, many allies, is because people do know that this is a brutal regime. That is not the reason for us initiating this action -- that is in relation to weapons of mass destruction. But it is a reason why, if we do so, as we are doing, we do so in the full knowledge that we are, indeed, going to bring a better future for the Iraqi people.

And if you just want one statistic -- although statistics I'm afraid never have the same emotional appeal as pictures, but we don't see these pictures of what has happened in Iraq in the past -- but just one statistic: Over the past five years, 400,000 Iraqi children under the age of five died of malnutrition and disease, preventively, but died because of the nature of the regime under which they are living. Now, that is why we're acting.

And, yes, there are divisions in the international community. There are many people on our side, there are those that oppose us. But that is for us, I'm afraid --

Q -- why do they --

PRIME MINISTER BLAIR: Well, I'm afraid, Adam, that is a question to ask to other people, as well as to us. All I can tell you is why we are acting and why we believe our cause to be just. And, yes, at the end of this whole process, we need to go back over it and ask why this has happened. But I simply say to you that if the world walks away from the security threat facing us, and if we back down and take no action against Saddam, think of the signal that would have sent right across the world to every brutal dictator, to every terrorist group.

Now, we believe that we had to act. Others have disagreed. As I say, at some point, we will have to come back and we'll have to discuss how the disagreement arose. But I have no doubt that we're doing the right thing. I have no doubt that our cause is just, and I have no doubt that, were we to walk away from this conflict at this time, we would be doing a huge disservice to future generations.
yucca: (Default)
U.S. forces should not be blamed for the lawlessness and looting in Baghdad as it is a natural consequence of the transition from a dictatorship to a free country, Defense Secretary Donald Rumsfeld said Friday at the Pentagon.

"The task we've got ahead of us now is an awkward one ... It's untidy. And freedom's untidy. And free people are free to make mistakes and commit crimes and do bad things. They're also free to live their lives and do wonderful things. And that's what's going to happen here," Rumsfeld said.
yucca: (Default)
U.S. forces should not be blamed for the lawlessness and looting in Baghdad as it is a natural consequence of the transition from a dictatorship to a free country, Defense Secretary Donald Rumsfeld said Friday at the Pentagon.

"The task we've got ahead of us now is an awkward one ... It's untidy. And freedom's untidy. And free people are free to make mistakes and commit crimes and do bad things. They're also free to live their lives and do wonderful things. And that's what's going to happen here," Rumsfeld said.
yucca: (Default)
По поводу вот этой дискуссии вспомнила:
Когда я училась и преподавала calculus в незабвенном Ohio State, нам впридачу к преподаванию надо было проводить 2 часа в неделю в tutor room, куда приходили студенты делать домашнее задание по математике. Если у студента возникали проблемы, он поднимал руку, и к нему подходил один из дежуривших там аспирантов и помогал разобраться.

Так вот, в этой tutor room проводил очень много времени один черный студент из Кливленда по имени Арчи. Попал он в университет не иначе, как через самую кондовую affirmative action, потому что такого невежества мы, привычные ко всему, включая студентов, которые вытаскивали калькулятор для умножения на 10, еще не встречали. Он не только был абсолютным нулем в самых элементарных математических понятиях, но еще и вел себя крайне грубо, считая, что его непонимание - вина не его, а тех, кто ему пытается что-то объяснить. В результате все тьюторы старались его избегать. Вообще к нему не подходить, когда он поднимает руку, было, конечно, чревато скандалом; оставалось делать вид, что ты занят с кем-то еще и надеяться, что за это время другой тьютор не сможет увернуться.
Так продолжалось годы, в течение которых он брал каждый обязательные курс много раз и в конце концов как-то ухитрялся его проскочить, ничуть не повышая свой уровень знаний. Но вот что примечательно: за эти годы Арчи как-то помягчел характером и, говорят, даже стал иногда говорить "спасибо" и "пожалуйста". Более того, он проникся любовью к многотерпеливым аспирантам и вообще математике. Как-то раз, встретив нас с Сашей на улице (мы шли пешком, а он ехал на машине) он страшно обрадовался и предложил нас подвезти.
Тут-то у меня возникли мысли: а может быть, affirmative action действительно полезна? Не потому, что справедлива, а потому, что учеба в колледже облагораживает, так сказать, таких типов, и тем самым сокращает контингент потенциальных преступников, бродяг и профессиональных безработных не только за счет их, но и их потомства.

На самом деле, конечно, это дело надо начинать со школы, но ждать, чтоб в американской школьной системе что-то изменилось, можно, пока рак на горе не свистнет.

Кстати, в какой-то момент, по слухам, Арчи, добив впечатляющее количество курсов по calculus, так возлюбил математику, что собрался переквалифицироваться в math major. Факультет математики затрепетал, но, кажется, этого все же не случилось.
yucca: (Default)
По поводу вот этой дискуссии вспомнила:
Когда я училась и преподавала calculus в незабвенном Ohio State, нам впридачу к преподаванию надо было проводить 2 часа в неделю в tutor room, куда приходили студенты делать домашнее задание по математике. Если у студента возникали проблемы, он поднимал руку, и к нему подходил один из дежуривших там аспирантов и помогал разобраться.

Так вот, в этой tutor room проводил очень много времени один черный студент из Кливленда по имени Арчи. Попал он в университет не иначе, как через самую кондовую affirmative action, потому что такого невежества мы, привычные ко всему, включая студентов, которые вытаскивали калькулятор для умножения на 10, еще не встречали. Он не только был абсолютным нулем в самых элементарных математических понятиях, но еще и вел себя крайне грубо, считая, что его непонимание - вина не его, а тех, кто ему пытается что-то объяснить. В результате все тьюторы старались его избегать. Вообще к нему не подходить, когда он поднимает руку, было, конечно, чревато скандалом; оставалось делать вид, что ты занят с кем-то еще и надеяться, что за это время другой тьютор не сможет увернуться.
Так продолжалось годы, в течение которых он брал каждый обязательные курс много раз и в конце концов как-то ухитрялся его проскочить, ничуть не повышая свой уровень знаний. Но вот что примечательно: за эти годы Арчи как-то помягчел характером и, говорят, даже стал иногда говорить "спасибо" и "пожалуйста". Более того, он проникся любовью к многотерпеливым аспирантам и вообще математике. Как-то раз, встретив нас с Сашей на улице (мы шли пешком, а он ехал на машине) он страшно обрадовался и предложил нас подвезти.
Тут-то у меня возникли мысли: а может быть, affirmative action действительно полезна? Не потому, что справедлива, а потому, что учеба в колледже облагораживает, так сказать, таких типов, и тем самым сокращает контингент потенциальных преступников, бродяг и профессиональных безработных не только за счет их, но и их потомства.

На самом деле, конечно, это дело надо начинать со школы, но ждать, чтоб в американской школьной системе что-то изменилось, можно, пока рак на горе не свистнет.

Кстати, в какой-то момент, по слухам, Арчи, добив впечатляющее количество курсов по calculus, так возлюбил математику, что собрался переквалифицироваться в math major. Факультет математики затрепетал, но, кажется, этого все же не случилось.
yucca: (Default)
Из письма в газету: "My wish is that America wins this war, but George W. Bush doesn't profit from this in any way".

Добавляю: хорошо бы война кончилась поскорее, но так, чтобы это не было выгодно Саддаму.
И то и другое не особенно реально.

Update: похоже, что второе все-таки происходит. Первое, пожалуй, спорно: Буш не выиграет, только если ситуация на Ближнем Востоке не изменится к лучшему в результате войны. Лучше бы все-таки изменилась.
yucca: (Default)
Из письма в газету: "My wish is that America wins this war, but George W. Bush doesn't profit from this in any way".

Добавляю: хорошо бы война кончилась поскорее, но так, чтобы это не было выгодно Саддаму.
И то и другое не особенно реально.

Update: похоже, что второе все-таки происходит. Первое, пожалуй, спорно: Буш не выиграет, только если ситуация на Ближнем Востоке не изменится к лучшему в результате войны. Лучше бы все-таки изменилась.
yucca: (Default)
Почему, интересно, никто не демонстрирует с лозунгами: "Саддам, уходи в отставку!"? Если бы он это сделал, одним махом решились бы все проблемы.
Ну, естественно, все понимают, что все равно не уйдет. А кроме того, Саддама они не боятся. Они боятся сильной Америки. Имеют право. Американские же левые боятся, что их не будут любить. Им нужно, чтобы их все любили, кроме американских же правых.
Саддама боятся его соседи и втихомолку поддерживают Америку, публично делая вид, что они ее гневно осуждают. Еще его боятся многие американцы, хотя с точки зрения риска для жизни им следовало бы больше всего бояться ездить на машине и есть гамбургеры.
Я не боюсь ни Саддама, ни сильной Америки. Боюсь, что идиотизм восторжествует над фанатизмом, или фанатизм над идиотизмом. А все-таки первое менее страшно. Потому что, в отличие от саддамов, буши через определенный срок непременно уходят в отставку.
yucca: (Default)
Почему, интересно, никто не демонстрирует с лозунгами: "Саддам, уходи в отставку!"? Если бы он это сделал, одним махом решились бы все проблемы.
Ну, естественно, все понимают, что все равно не уйдет. А кроме того, Саддама они не боятся. Они боятся сильной Америки. Имеют право. Американские же левые боятся, что их не будут любить. Им нужно, чтобы их все любили, кроме американских же правых.
Саддама боятся его соседи и втихомолку поддерживают Америку, публично делая вид, что они ее гневно осуждают. Еще его боятся многие американцы, хотя с точки зрения риска для жизни им следовало бы больше всего бояться ездить на машине и есть гамбургеры.
Я не боюсь ни Саддама, ни сильной Америки. Боюсь, что идиотизм восторжествует над фанатизмом, или фанатизм над идиотизмом. А все-таки первое менее страшно. Потому что, в отличие от саддамов, буши через определенный срок непременно уходят в отставку.

Profile

yucca: (Default)yucca

September 2017

S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 09:57 pm
Powered by Dreamwidth Studios